Сонное Теоретически Умное Дитя Естесственно Не желающее Трудиться
27.06.2010 в 04:56
Пишет illegal_goddess:

кроссоверы - жуткая вещь (моар фестовых драбблов)
Kuroshitsuji x Umineko. Себастьян | Беатриче.«Приглашаю на закат».


Беатриче всегда любила пить чай на свежем воздухе.
Вот и сейчас она наблюдала за медленно тонущим в море солнцем, ожидая, пока Себастьян приготовит всё, что нужно для изысканного чаепития. Но она то и дело отвлекалась от огненно-золотой полосы заката. Стремительные движения Себастьяна приковывали взгляд. Крошечные чашки из тончайшего японского фарфора появлялись на украшенных изображениями плюща и вьюнка блюдцах словно из ниоткуда. Эклеры, покрытые нежной голубой глазурью, парили в воздухе и, повинуясь его жестам, пикировали вниз, деля серебряное блюдо с круглыми шоколадными печеньями, источающими аромат мускатного ореха и кардамона. Её дворецкий превращал простое действие в изысканный ритуал.
Мысли о ритуале напомнили Беатриче о Контракте, и она нахмурилась. Когда она отказалась в первый, второй и седьмой раз, это казалось ей не просто разумным, но абсолютно очевидным. Непоколебимым решением. Никто никогда не будет иметь власти над ней.
Почему же она теперь сомневалась?
- Всё готово, моя госпожа.
Беатриче подождала, пока он отодвинет стул, затем грациозно села.
Эклеры были великолепны. Густой шоколадный крем медленно выползал из крохотных отверстий на концах, и она ловила его языком.
Себастьян склонил голову, привлекая ее внимание.
- Ронове прибудет завтра утром. К вечеру я оставлю все дела в его распоряжении.
- Последний раз... - протянула Беатриче.
Его обманчиво ласковая улыбка не дрогнула.
Неужели ему было все равно? Вот ей было совсем не всё равно: никто больше не умел готовить такие шоколадные эклеры. И теперь она их лишится. И всё потому, что отказалась подписать Контракт. Ей нужна покорная мебель, а не ошейник на собственной шее! Впрочем, покорной мебели из Себастьяна тоже не вышло.
- Вы хотели бы, чтобы это повторилось, моя госпожа?
В его глазах блеснули красные искры.
Беатриче надменно кивнула, точно делая ему одолжение.
- Тогда я приглашаю вас на закат. Лет через пятьдесят.
Беатриче переливчато рассмеялась.
- Этого слишком мало. Я не передумаю.
- Сто пятьдесят? - предложил он с издевательской любезностью.
- Хоть тысяча!
Его улыбка не изменилась, и внезапно ей захотелось запустить в него пирожным. Он, что же, думает, она проиграет эту игру? Он думает, она не сможет?
- Двести, - сказала она.
Шел тысяча восемьсот десятый год.


Bleach|Slayers Бьякуя | Кселлос. "Некоторые демоны попадают в рай."

Оно, считай, джен, не бойтесь. :D


Новый лейтенант четвертого отряда кого-то Бьякуе напоминал.
Он никак не мог понять, кого именно. Пару раз со спины Бьякуя принял его за Юмичику: рост, фигура, лейтенантская нашивка на рукаве, прямые волосы, такие черные, что отливают уже не синевой, а фиолетовым. Но это было не то. К тому же, глядя в лицо, перепутать их было невозможно: тот не носил украшений и в чертах ничего общего не было.
Как он умудрился попасть в четвертый отряд, было тоже непонятно. Талант целителя не светился в его реяцу, темной и неожиданно мощной, да и вид у него был такой, что любое лекарство из его рук казалось отравленным, а вместо мыслей о выздоровлении пациент начинал ощущать смутное беспокойство. И это опять же было необъяснимым: манеры у нового лейтенанта были превосходные, слова его звучали с вежливостью, которую даже аристократ Бьякуя находил несколько чрезмерной, и еще он не забывал улыбаться пациентам.
Из-за этой улыбки Бьякуя практически сбежал из лазарета, заявив Унохане, что переходит на домашний режим. Рана и в самом деле была неопасной, хоть и неприятной. Кстати, и ране он был обязан все тому же типу - мысли о нем отвлекали в самые неподходящие моменты.
Строгая прохлада поместья приводила мысли в порядок. Приведенные в порядок мысли ровными рядами устремлялись обратно в сторону четвертого отряда. Бьякуя не выдержал и вышел прогуляться.
Рука на перевязи почти не болела. Карпы мирно плескались в декоративном пруду. Пахло цветами. Ночь была какой-то слишком фиолетовой.
- Вам следует соблюдать постельный режим," - сказали ему на ухо.
Бьякуя не подпрыгнул. Шинигами из рода Кучики не подпрыгивают. Он даже не двинул локтем стоящего за спиной, хотя это в общем-то не воспрещалось. (В случаях нападения сзади, но это была несущественная деталь.)
Потому что за спиной у него никто не стоял.
Новый лейтенант четвертого отряда чуть склонил голову в уважительном приветствии. Он находился по крайней мере в пяти шагах от Бьякуи, спереди и чуть сбоку. Улыбка его была сладкой, как данго.
Бьякуя ненавидел данго.
В то, что от лекарств и бессонницы у него начались галлюцинации, он не верил. Шунпо тут тоже было ни при чем: во время применения шунпо ощущалась чуть заметная пульсация реяцу.
- Заблудились по пути к казармам четвертого? - спросил Бьякуя. Очень вежливо.
Улыбка не дрогнула. Выражение глаз осталось неизвестным.
Если бы Бьякуе вздумалось составить список своей... заинтересованности, последнее отправилось бы в первую десятку вопросов. Заглянуть ему в глаза было невозможно. Бьякуя пытался - разумеется, из чисто научного любопытства - и каждый раз что-то мешало. Густая челка была длинной, но не настолько же, иначе ее обладателю пришлось бы передвигаться на ощупь. Тени падали на его лицо, казалось, даже в полдень. Бьякуя даже не мог сказать наверняка, какого цвета у него глаза.
Объект его размышлений поднял руку. Матовое стекло пузырька поймало лунный свет.
- Вы забыли лекарство. Прием два раза в сутки.
- Мне не нужны лекарства.
Бьякуя с ужасом уловил в своем голосе капризные нотки.
- Ну как же так, я его сам готовил. - Лейтенант шагнул ближе, отвинчивая стеклянную крышку.
Бьякуя испытал странное желание окунуть его головой в пруд.
Из открытого пузырька повеяло ароматом потрясающей омерзительности. Никакое лекарство не могло так пахнуть, да что там, любой яд счел бы за оскорбление пахнуть подобным образом. Пара пузырьков подобного средства, вылитая посреди тронного зала покойного Айзена, мигом очистила бы Уэко Мундо от арранкаров.
- Из чего оно сделано?
Бьякуя не собирался задавать этот вопрос, но слова сами вылетели у него изо рта. Он ожидал любого ответа, вплоть до измолотых языков Пустых, маринованных в болотной слизи, но только не такого.
- Это секрет, - невозмутимо ответил лейтенант.
И шагнул еще ближе.
- Нет, - сказал Бьякуя. Это было твердое нет, беспощадное нет, не допускающее никаких сомнений нет.
- Унохане-тайчо это совсем не понравится. Забота о здоровье воинского состава - первейшая обязанность любого члена четвертого отряда.
Бьякуя не отступил. Потомки гордого клана Кучики не отступали.
Лейтенант улыбнулся еще шире и поднял пузырек.
Говорят, некоторые демоны попадают в рай. Бьякуя не был так уж уверен, что Общество Душ следует считать раем, но в существовании демонов он сомневался все меньше.

URL записи

@темы: взято